Крошка-дочь к отцам пришла

Текст: Сергей Мориками

Рикия Имаядзуми снял фильм в лучших традициях полнометражной мелодрамы, после которой изначальный материал (молодёжный сериал «Я не думал, что влюблюсь») по праву занял своё место в тени.

От какого ребра ждать добра?

Наберусь смелости предупредить, что интеллектуалы, обожающие, когда кино взрывает мозг, могут спокойно обойти эту японскую киноленту стороной. Гетеросексуальным мужчинам славянского покроя, по-моему, тоже не стоит тратить время на просмотр чувственной и довольно тонкой картины, хотя Имаядзуми сумел втиснуть в экранное время проблему, актуальную не только для японского социума.

Откровенные гомосексуалы в этом фильме тоже не увидят ничего такого, что смогло бы порадовать их похотливый глаз: ни одной постельной сцены, а поцелуй между героями — единственный короткий эпизод на весь хронометраж. Моралисты в этих довольно сдержанных и уравновешенных кадрах ничего для себя не найдут, поскольку фильм Имаядзуми — это не классическая басня, жанру которой свойственна какая-либо мораль, а художественное полотно, сотканное в духе пресловутого психологического реализма. Так что, как и любая другая мелодрама, фильм Имаядзуми — для умных женщин.

Кадр из фильма HIS

Уж с чем нельзя поспорить так это с тем, что женщины не только проникновенны, но ещё и выносливы, стерпят всё, скорее всего, они даже с пониманием (а возможно и с самоиронией) отнесутся к тому женскому образу, который создан авторами фильма. Впрочем, представительницы старшего поколения, наверняка вознегодуют, дескать, что это за мать такая, что ребёнку ладу не даст?! А вот такая! Честная роль, честно сыгранная прекрасной актрисой Ваканой Мацумото. И действительно: наши женщины (советские, да и российские), как-то умудрялись воспитывать и детей, а заодно и своих непутёвых мужей, совмещая это с работой и домашними делами, а вот японская дамочка так упыхалась, работая всего лишь переводчиком-синхронистом, словно трудилась три смены подряд на лесоповале, а после работы, оприходовав всего лишь одну бутылку красного вина, уснула прямо за столом и забыла про своё чадо, которое так хотела вырвать из лап бывшего мужа и его возлюбленного.

Мужчины считают необходимым извиняться за свои слабости, женщины – за свои сильные качества

Впрочем, подтекст кадра имеет здесь двойное дно. В пору задаться вопросом: а для чего женщины так долго добивались равноправия? Для героини Мацумото важна общественная реализация и карьера. Разве это плохо и достойно осуждения? Если это так, то и отдай ты, мамаша, ребёнка тем, кто им будет заниматься с удовольствием и у кого на то есть время и средства. Чего боится героиня, на первый взгляд даже не совсем понятно: будто бы шестилетнюю дочь у неё отнимает пара гламурных геев из сферы шоу-бизнеса, либо какие-то шалопаи и алкаши. Да, герой по имени Нагиса, которого великолепно играет Кисэцу Фудзивара, гомосексуал, да, он живёт с другим мужчиной. Это аморально, но, пардон, с точки зрения чего и кого? К тому же, Нагиса биологический отец  ребёнка. Безусловно, не всё так просто: мать есть мать, и япона-мать ничем от других матерей не отличается. Воздадим должное сценаристу Асаде Ацуси, за то, что он провёл своих персонажей по краю пропасти, что превосходно показано в сценах, где идёт судебный процесс. Смотреть это без слёз невозможно, потому что переживаешь за всех героев сразу.

Герой делает то, что можно сделать. Другие этого не делают.

Ромен Роллан
из романа «Жан-Кристоф»

Об актёрах в этом фильме следует сказать отдельно. Хио Миядзава и Кисецу Фудзивара — эталоны самурайской красоты. Собственно, другие на экран вряд ли вписались бы. Режиссёру и сценаристу удалось самое главное — сделать так, что в их героев бессознательно влюбляешься, особенно в Шуна, которого играет Миядзава, американец японского происхождения. Порядочный, молчаливый, но там, где надо — рассудительный, чувствующий, способный любить и прощать — разве это не герой? Разве это не настоящий, чёрт возьми, мужчина?

Хио Миядзава
Хио Миядзава в роли Шуна.

Глубина глубинки

Кому-то может показаться, что общество, в котором живут и действую герои фильма, уж слишком по-доброму отнеслось к каминг-ауту, на который, кстати говоря, первым решается Шун. Уверен, что многие зададутся вопросом: реально ли такое в жизни? А почему нет? Жизнь сексуальных меньшинств полна случаев, когда у страха глаза оказываются так велики, что даже самые огромные очки не возвращают им способность видеть простые вещи. Представители этих меньшинств почему-то заведомо настроены, что гетеросексуальное окружение после откровенного признания бросится их гнобить и осуждать. А кто сказал, что это правило, тем более в современном мире? Правда, речь здесь не идёт об обществах, в которых сильны религиозные установки. Не забываем, что действия фильма происходят в японской глубинке, а японская глубинка чем-то похожа на ту — нашу, по которой многие сейчас воздыхают — ту, где когда-то жили добрые и понимающие люди.

Кисецу Фудзивара
Кисэцу Фудзивара в роли Нагиса, отца девочки

Вообще после просмотра фильма хочется пойти дальше, ведь тема, которая была приоткрыта создателями этой киноленты, так или иначе касается проблемы воспитания детей в однополых семьях. Финальные сцены Миядзава строит так, что можно особо не переживать за судьбы героев и девочки, но жизнь длинная и непредсказуемая, и не с этими героями, так с другими вполне себе могло произойти любое из злоключений. А вот какое, хотя бы примерно? К сожалению, пока что на эту тему нет даже более-менее серьёзных научных изысканий, да и художественных наблюдений тоже маловато. Мы берём на себя смелость всё решать за детей, где и с кем им будет лучше, в большинстве случаев не понимая, что именно этим мы наносим им те самые травмы, порой неизлечимые.

Интервью с Рикией Имаядзуми (субтитры на английском). Речь не об этом фильме, а вообще о его творчестве: